Е. И. Черевако - [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.)

^


Е. И. Черевако РЕАЛИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНСКОГО ТРУДА НА ТЕРРИТОРИИ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ (1940-1960-е гг.)
Аннотация: в данной статье рассматривается политика государства в отношении труда женщин Тюменской области. В 1940-1960-е гг. государство создает благоприятные условия для трудовой деятельности женщин, однако реализация данной политики сводилась лишь к принятию законов. В статье приведены выдержки из архивных документов, доказывающие нарушение этих законов на местах и тем самым раскрывающие реальные условия, созданные для женщин на производстве.

Annotation: The article describes the state women’s labour policy in the Tyumen oblast. In 1940-1960 the state created favourable conditions for women’s labour, however the implementation of this policy was restricted to law enactment. The article gives the extracts from the archive documents that prove the breach of these laws at the local level and that also shows the real conditions created for women.

^ Ключевые слова: государственная политика, женский труд, трудовое законодательство, тяжелые условия труда, заработная плата.

Key words: state policy, women’s labour, labour legislation, arduous working conditions,
salary.


Женщины Тюменской области, как и в целом Советского Союза, в предвоенный период составляли более половины населения. По данным Всесоюзной переписи населения 1939 г. в стране проживало 99,2 млн. женщин и 91,4 млн. мужчин [12, с. 44]. На территории Тюменской области на 17 января 1939 г. проживало 991 тыс. человек [11, с. 31], из них 48,7% составляли мужчины, 51,3% – женщины [9, с. 45]. Такое соотношение мужского и женского полов было связано с предшествующими периодами революций и гражданской войны, где участвовали в основном мужчины. Следующая послевоенная перепись населения 1959 г. также зафиксировала преобладающий состав женского населения. В Тюменской области мужчин было 44,7%, женщин – 55,3% [2, с. 14].

В начале 1940-х гг. начинается трудовая деятельность женщин, ранее не работавших. Это было связано с Великой Отечественной войной, когда мужчины были вынуждены покинуть производство и идти на фронт. В конце 40-х гг. с возвращением мужчин число женщин в народном хозяйстве резко сокращается. Активное вовлечение женщин в народное хозяйство в начале 1950-х гг., заставляет государство пересмотреть свою политику в области трудовой деятельности женского населения. До войны государственная политика в отношении женского труда осуществлялась лишь нормативным актом, запрещающим применение труда женщин на «особо тяжелых и вредных для здоровья работах» [1, с. 39]. Были внесены изменения в «Список особо тяжелых и вредных профессий» – женщинам запрещалось работать в торфяной, нефтяной, лесной, судостроительной и судоремонтной промышленности. В дальнейшем, в связи с механизацией указанных отраслей, женщины к некоторым работам стали допускаться.

Развитие промышленности и высокая заработная плата все больше привлекали женщин к труду в этих отраслях. К «тяжелой и вредной» работе женщины приступали лишь «после ознакомления с техникой безопасности по 8-ми часовой программе». Однако очень часто средства безопасности вовсе отсутствовали, и женщины работали «в тяжелых условиях больше 8-ми часов». Так, в Самаровском районе организация труда женщин на Салымском лесоучастке была «поставлена крайне неудовлетворительна, и из 75 женщин, работающих на валке леса, только 18 выполняли дневные задания, остальные выполняли нормы от 50 до 90%. Все это происходило потому, что не было дифференцированного подхода к женщине-работнице со стороны мастеров лесоучастка. Бывая в лесу, они недостаточно уделяли внимания обучению женщин – правильной валке и разделке древесины, не прислушивались к их запросам и не оказывали практической помощи. Отсутствовала и техника безопасности: лесоповальных вилок, клиньев и поворотных крючьев женщины не имели, вследствие чего, имели место несчастные случаи» [3, л. 21]. В Сургутском районе в 1952 г. женщины «работали на тяжелых физических работах без всякой механизации; на льдозаготовках, на погрузочно-разгрузочных работах по 12-14 часов; женщины переносили тяжести до 50-70 кг. или катали бочки весом до 150 кг.» [5, л. 64]. Такие условия работы являлись нарушением законодательства. Согласно постановлению НКТ СССР от 14 августа 1932 г., предельный вес груза для женщины старше 18 лет при ручной переноске составлял 20 кг., а младше 18 лет – 10,25 кг. Перемещение тяжестей на тележках не должно было превышать 50 кг. на человека [1, с. 46]. Тяжелый физический труд и работа во вредных условиях, помимо ухудшения общего состояния здоровья женщин, приводили к патологическим изменениям специфических функций женского организма: нарушению нормального течения беременности и родов, рождению ослабленных детей и другим отрицательным последствиям. Именно «на создание безопасных условий труда беременным женщинам и женщинам, имеющих малолетних детей, была направлена основная часть государственной политики в области женского труда».

Еще в 1949 г. указом Верховного Совета СССР «Об улучшении условий труда и быта женщин» беременным и матерям, имеющим детей в возрасте до одного года, было предоставлено право перехода на другую работу по месту жительства с сохранением за ними непрерывности трудового стажа. Этим же указом плата за содержание в детских садах и яслях детей одиноких матерей, заработок которых не превышал 600 рублей в месяц, была снижена на 50% [9, с. 184]. С начала 1950-х гг. законом запрещалось отказывать женщинам в приеме на работу и снижать им заработную плату, по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей в возрасте до трех лет, а одиноким матерям – с наличием ребенка в возрасте до 14 лет [13, с. 30].

Однако эти законодательные меры зачастую игнорировались на местах. В Тюменской области в 1950-х гг. многие предприятия не принимали беременных женщин и женщин с малолетними детьми на работу. В 1956 г. зав. детсадом Самаровского района Шилова отказала в приеме на работу беременной женщине на должность няни; «заведующий отделом окркинофикации сократил по штату помощника бухгалтера – одинокую мать. Сокращая, он не принял мер к переводу ее в горком помощником бухгалтера, и женщина осталась без работы с двумя детьми» [4, л. 22-23]. Из этих документов видно, что государственная политика по охране труда беременных женщин и матерей-одиночек сводилась лишь к принятию законов и постановлений. На деле же эти законы нарушались, в результате чего женщины оставались без работы.

После снятия юридического запрета на производство абортов в 1955 г., усилилось предоставление семье льгот нематериального характера. Свидетельством перемен явился указ Президиума Верховного Совета СССР от 26.03.56 г. «Об увеличении продолжительности отпусков по беременности и родам». В соответствии с указом с 1 апреля 1956 г. отпуск по беременности и родам был увеличен с 77 до 112 календарных дней с выдачей за этот период денежного пособия. В случае ненормальных родов или рождения двух детей и более продолжительность послеродового отпуска увеличивалась до 70 дней [9, с. 184].

В октябре 1956 г. было принято еще одно постановление – «О дальнейших мерах помощи женщинам-матерям, работающим на предприятиях и учреждениях». Этим постановлением руководителям предприятий, организаций и учреждений вменялось в обязанность предоставить женщинам, по их просьбе, после окончания отпуска по беременности и родам отпуск до трех месяцев без сохранения зарплаты [9, с. 184].

Согласно трудовому законодательству СССР женщинам, работающим в тяжелых условиях, в соответствии с медицинским заключением мог быть предложен более легкий труд временно или без ограничения срока. Врачебно-консультационная комиссия определяла необходимость перевода женщин на облегченные условия труда с конкретными рекомендациями, где и на каких работах может использоваться их труд. Беременные женщины и матери не должны были привлекаться к трудовой деятельности в ночное время, к сверхурочным работам, в выходные и праздничные дни. Беременных женщин, матерей, кормящих грудью, и женщин, имеющих детей в возрасте до 1 года, запрещалось направлять в командировки. Помимо этого кормящие матери имели право на сокращенный рабочий день на один час с сохранением заработной платы [8, с. 68-69]. Все эти меры чаще всего оставались на бумаге, женщины продолжали работать в тяжелых условиях. В 1952 г. «заведующий городской пекарней Самаровского района т. Смолин заявил работнице-пекарю Звягинцевой о том, что если она не будет работать в ночную смену, то будет уволена с работы. Тогда как Звягинцева имеет трехмесячного грудного ребенка» [4, л. 22]. В 1957 г. на Салехардском консервном комбинате из-за работы в ночное время «более 100 матерей-работниц вынуждены были оставлять детей дома безнадзорными». Так, «Исакова Мария, рабочая цеха, имела четырех детей в возрасте от двух до восьми лет и, уходя на работу в ночную смену, вынуждена была оставлять детей одних «под замком». Бригадир цеха Колцова Т.П. ввиду того, что не было мест в яслях, вынуждена была пойти в отпуск, так как не с кем было оставлять ребенка в возрасте одного года» [6, л. 7]. Многие женщины ввиду своей малограмотности даже могли и не знать о существовании трудовых законов, поэтому им приходилось соглашаться с любыми условиями работы из-за опасения ее потерять.

Кроме тяжелой физической работы и работы в ночное время, многие женщины трудились в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам. Так, «на рыбокомбинате Сургутского района, в сетепосадочном цехе была пыль, грязь, не было вентиляции, женщины работали в антисанитарных условиях. Санитарная обработка цехов вовсе не проводилась. Питьевая вода на комбинате загрязнялась различными отбросами и отходами. В мае 1960 г. в Обь было сброшено 15 тонн рыбьих голов, тем самым был нанесен ущерб государству и загрязнен водоем, откуда и производился забор воды. В цехах вода не кипятилась, работницы пили некипяченую воду прямо из консервных банок. Отсюда, за 1960 год желудочно-кишечные заболевания составили по неполным данным 170 дней нетрудоспособности. Очень плохо женщины были снабжены спецодеждой: не хватало халатов, сапог, рукавиц и т.д. Не было заботы о создании жилищно-бытовых условий работницам. Большинство женщин жили в полуразвалившихся бараках, квартиры были тесные, сырые, с прогнившими потолками. На 9-12 квадратных метрах жили семьи по 5-7 человек. Все это не способствовало повышению производительности труда, а только увеличивало число простудных заболеваний и травматизма. За 5 месяцев 1960 г. простудные заболевания и травматизм составили только среди работниц 1059 дней нетрудоспособности» [5, л. 65]. Только на одном комбинате было столько нарушений. Подобных примеров можно привести немало. Ситуация с годами только ухудшилась.

Нередко к женщинам применяли штрафы за «неправильное выполнение работы». Так, в колхозе «Свободный путь» Ярковского района в 1968 г. «на доярок Карачаеву, Гордееву, Распопову наложили штраф по 12 рублей 17 копеек за необеспечение коров кормами и снижение надоя молока» [7, л. 36]. Применение штрафов и «незаконное удержание» было принято, если служащие не выходили на работу, не выполняли распоряжения председателя, не являлись на правление и так далее [7, л. 36].Советское трудовое законодательство предусматривало некоторые меры за нарушение трудовой дисциплины, такие как: замечание, выговор, строгий выговор, перевод на нижеоплачиваемую работу на срок до 3-х месяцев и увольнение. По закону предприятиям и организациям можно было предусмотреть для отдельных категорий рабочих и служащих и «другие дисциплинарные взыскания» [10, с. 37]. Тем самым, давалось право самовольно вводить руководителям свои законы на местах: штраф за опоздание, за невыполнение работы и тому подобное.

В конце 1960-х гг. положение об охране труда женщин-матерей прописывалось даже в семейном законодательстве: «советской женщине обеспечиваются необходимые условия для сочетания счастливого материнства со все более активным и творческим участием в производственной и общественно-политической жизни» [8, с. 36]. Так создавался образ женщины «труженицы, матери, воспитательницы своих детей и домохозяйки».

Таким образом, трудовое законодательство Советского Союза было направлено на создание наиболее благоприятных условий труда для женщин. В нем прописывались правила принятия женщин на работу, перевода беременных женщин на более легкую трудовую деятельность; запрещалось женщинам занимать должности «с вредными условиями труда». Однако зачастую на местах эти законы игнорировались, и условия труда на большинстве предприятий Тюменской области не соответствовали санитарно-гигиеническим нормам. Многие женщины в связи с угрозой потери работы скрывали подобные факты тяжелых условий труда. Государство скорее создавало видимость целенаправленной политики по улучшению условий и охране труда женщин. Различные незначительные льготы не устраняли главной причины тяжелого положения женщин на производстве – невозможность достойно обеспечить себя и семью на женской работе: в сфере услуг, домашнем хозяйстве. Более того, государство фактически игнорировало эту проблему, пыталось решать экономические вопросы за счет увеличения доли неквалифицированного женского труда в народном хозяйстве страны.

Литература

1. Абрамова А. Охрана труда женщин (спр-к по зак-ву). М.: Профиздат, 1972.

2. Барбакова К.Г., Баикина А.И., Моор С.М. Ищите женщину! Тюмень: «Тюменская правда», 1991.

3. ЦДНИТО (Центр документации новейшей истории Тюменской области) Ф. 107. Оп. 1. Д. 1270.

4. Там же. Ф. 107. Оп. 1. Д. 1484.

5. Там же. Ф. 107. Оп. 1. Д. 2027.

6. Там же. Ф. 135. Оп. 39. Д. 75.

7. ГУ ГАТО (ГУ Госархив Тюменской области) Ф. 1810. Оп. 3. Д. 90.

8. Законодательство о правах женщин в СССР (Сб. нормат. актов). М.: «Юрид.лит.», 1975.

9. Исупов В.А. Городское население Сибири: От катастрофы к возрождению (конец 30-х – конец 50-х гг.). Новосибирск, 1991.

10. Кодекс законов о труде РСФСР. М.: «Юридическая литература», 1974.

11. Народное хозяйство Тюменской области. Статистический сборник. Тюмень, 1964.

12. Население Западной Сибири в ХХ веке. Новосибирск, 1997.

13. Севостьянов Г.М., Штифанов В.И. Охрана труда. Труд женщин. Труд молодежи. М., 1991.



2261058308888652.html
2261257941244353.html
2261340476853147.html
2261419178288068.html
2261632368324059.html